Новости


Главный тренд нового телевизионного года

Главный тренд минувшего года состоял в категорическом размежевании двух картин мира. Одна — та, на которой нарисована Россия, вновь ставшая маяком для всего прогрессивного человечества. Другая описывает страну, свалившуюся в кювет автократии.

Почему в закрытии Stalin Doner нет ничего антисталинского

В праздничную неделю подверглась репрессиям шаурма имени Сталина: заведение Stalin Doner было закрыто по требованию полиции. Мнения по поводу неоднозначного нейминга и общепитовского начинания традиционно разделились, но игра смыслов важнее игры слов

Почему России нужны ковид-паспорта

С января россиянам предстоит ковид-паспортизация — тем, кто сделал прививку от коронавируса, будет выдаваться специальный документ, на основании которого потом привитым людям сделают ряд послаблений в рамках действующих ограничительных мер.

Карен Газарян о возрождении института вытрезвителей

В конце 2020 года Совет Федерации проголосовал за возрождение важнейшего общественного института — вытрезвителей. О том, почему и зачем учреждение, ставшее визитной карточкой русского мира, подобно водке, медведям и матрешке, возвращается из постсоветского небытия, рассуждает Карен Газарян

Как эпидемия коронавируса изменила российскую политику

Если в других странах власть в условиях эпидемии подвергалась серьезной проверке на прочность (и не всякая власть ее выдержала), то в России государство только укрепилось. Свобода перемещения, предпринимательства, выражения мнений — все это в процессе борьбы с коронавирусом как-то незаметно еще больше сдулось, и над всем воцарился «генсек» с неограниченным сроком полномочий.

Почему России нужны политические ток-шоу

Ряд экспертов и общественных деятелей давно призывают закрыть «политические говорильни» на отечественном телевидении. Нужно ли это делать или, может быть, критикам стоит заняться чем-то другим?

Об отравлении Навального и российском обществе

Опросы общественного мнения показывают: большинство россиян верит выгодным Кремлю версиям покушения на главного оппонента Путина — Алексея Навального. Цинизм царствует на пространстве от Калининграда до Владивосто

Чего ждать от наступившего 2021 года

Георгий Бовт считает, что наступивший 2021 год по праву, без всяких банальных преувеличений, можно назвать годом надежды. Надежды на то, что вся эта история с коронавирусом наконец завершится и вернется нормальная жизнь.

Почему покушение на ФСБ касается всех нас

Те, кто по должности отвечает в России за закон и порядок, на деле оказываются беззащитными перед беззаконием и хаосом. Это грозит стране чудовищными потрясениями в недалеком будущем

Зачем Путин решил объявить выходным 31 декабря

Не самое на первый взгляд значительное событие — объявление 31 декабря выходным днем — оказалось проверкой для бюрократической системы. На этом пробном шаре, похоже, протестировали всю механику работы свежесозданного Госсовета. И она, конечно, оказалась проще некуда

Кто победил в гонке на выживание в 2020 году

Уходящий (когда же, наконец, он уйдет) 2020 год не вписался ни в один прогноз, сделанный накануне. Однако уверенно подтвердил известную истину: «Если хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах».

Самоцензура как национальная идея

Депутаты Хинштейн и Боярский внесли в Госдуму новую поправку к былому законопроекту, которая обязывает соцсети самостоятельно выявлять и блокировать незаконный контент. Очередная попытка навязать интернету самоцензуру бессмысленна, считает Карен Газарян

Что сказал Путин о Навальном

Сторонники версии о попытке убийства Алексея Навального используют хитрый пропагандистский трюк. Они пытаются отождествить доказанную слежку с теорией об отравлении. И чем тогда они отличаются от кремлевских пропагандистов?

Прошел ли президент проверку на профпригодность

Стоит государство российское, не шевельнется — ФСБ за кем надо присматривает, пускай иногда и не очень умело, президент, как всегда, так же неумело интригует со следующим президентским своим сроком. Владимир Путин должен изображать константу нашей государственности, и он ее более-менее успешно изображает, хотя неожиданные признания между строк иногда все же пробиваются

Чем больше появляется фактов об отравлении Навального, тем хуже нам всем

Европейские и американские журналисты публикуют имена восьмерых россиян, участвовавших в покушении. Реакция властей на это, как и прежде, бесстыдное игнорирование. Ситуация перестает напоминать дурной анекдот, а превращается в планомерное перемешивание карт, в которых еще чуть-чуть и выяснится, что Навальный сам спланировал собственное отравление, считает колумнист «Сноба» Карен Газарян

Вакцина от COVID-19 как рейтинговый актив президента

Вакцина от коронавируса COVID-19, по идее, должна стать для имиджа президента таким же рейтинговым активом, каким сравнительно недавно послужил Крым. На сей раз не только в отдельно взятой России, но и бери выше — в мире

Какие выводы должны сделать Армения и Россия из парада победы в Баку

Президент Турции Реджеп Эрдоган и его азербайджанский «брат» Ильхам Алиев 10 декабря отметили общую победу во второй карабахской войне. По этому случаю в Баку прошел большой военный парад, который нужно посмотреть всем странам, проигравшим во второй карабахской: Армении, России и Ирану.

Почему власть больше не преследует авторов расследований о семье президента

Как хотите, а в Кремле явно творится что-то неладное. Вот уже третью неделю в российских СМИ полощут грязное белье семьи и друзей президента, журналисты заплыли за все буйки — и ничего не происходит.

В Швеции вышла газета под редакцией Греты Тунберг

В первое воскресенье декабря бесконечного 2020 года почти восемь полос «Дагенс нюхетер», одной из главных шведских газет, занимала Российская Федерация.  Россия, более того, была на самом видном месте: разворот, состоящий из первой и последней полосы, покрывала фотография Батагайского кратера в Якутии.

Почему российская власть проигрывает битву с пандемией

В России началась массовая вакцинация от коронавируса, однако говорить о том, что победа над китайской заразой близка, явно преждевременно. Стало также очевидно, что ставка на вакцину, которую делали российские власти в первой половине года, пока не срабатывает: произведенных препаратов слишком мало, чтобы оказать решающее воздействие и сдержать пандемию.

Что остается за рамками новой этики

Несмотря на всеобщие рассуждения о новой этике нового поколения, приходится признать, что в современном мире постепенно исчезают любые этические границы. И общество пока не понимает, как адекватно реагировать на этот вызов

Зачем Россия спасает Никола Пашиняна

Владимир Путин решил поддержать лично неприятного ему политика — премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Поддержать не от вдруг нахлынувшей большой любви, а по «принципу меньшего зла». Тем самым Путин еще раз продемонстрировал, что Москва не хочет исправлять ошибки своей политики на постсоветском пространстве

Опростившееся государство и конец «теории малых дел»

И политические движения, и литературные клубы, и общества помощи бездомным кошкам — все, в общем, что ткань бытия усложняет, работает на будущее. Нет больше «малых дел», есть живая жизнь и есть мир государственной фальши

Получится ли у России захватить мировой рынок вакцин

Россия, Китай и Великобритания — пока только три страны приступают к масштабному вакцинированию граждан от коронавируса. Ни одна вакцина еще по-настоящему до конца не испытана, но времени на раскачку, похоже, нет.

Почему борьба с распространением коронавируса превратилась в формальное выполнение распоряжений

С 1 декабря вступает в силу приказ о 25-процентной заполняемости залов. Накануне цирк на Цветном бульваре посадил всех зрителей на одну трибуну из четырех, пояснив, что это и есть четверть зала, а Баста провел многотысячный концерт в петербургском Ледовом дворце, объясняя, что приказ еще не вступил в силу.

Как обращаться к России с позиции силы

Министр обороны Германии предложила вести диалог с Россией с позиции силы. Москва-то не против — однако проблема в том, что Берлин не может предложить ни силы, ни, что куда важнее, диалога

О государственном прагматизме и человеческом эгоизме на фоне коронавируса

Найдутся те, кто скажет: не надо никакого карантина и вообще ограничений, мол, издержек от такой борьбы больше, чем пользы от попыток остановить заразу. А как это подсчитать? На каких весах взвесить?

Почему в мире исчезает запрос на журналистику

Отечественные журналисты и политики высмеяли тенденциозное объявление The New York Times о найме корреспондента для работы в России. И для смеха были все основания — как и для того, чтобы посокрушаться, задуматься и, в конце концов, взглянуть на себя в зеркало

Прилежные ученики, или Похищение выборов без взлома

Создается впечатление, что власть стремится сбросить все демократические декорации и де-факто отказаться от многопартийных выборов и ряда конституционных гарантий граждан. Иначе нельзя расценивать законопроекты, внесенные в Госдуму в последние пару недель

Почему Россия бьется за свободу слова

Раньше цензурой занимались правительства, а общество протестовало против этого, стремясь получать свободу информации. Теперь все поменялось — власти жалуются на цензуру свободного общества, хотя все еще могут в ответ применить ее и сами.

В чем стратегический просчет Путина и Сечина

История с добычей нефти на арктическом шельфе сильно выбивается из мирового контекста и вызывает серьезное подозрение, что главная цель многотриллионной затеи — «отмыть» деньги государственной «Роснефти», получив при этом как можно больше льгот и бюджетных субсидий

Почему Путин превращает СПЧ в синекуру для «своих»

Кремль продолжает планомерно «приручать» Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте. Его главная задача, с точки зрения власти, — убеждать граждан отказаться от своих политических прав

Как ходить в театры, когда из ограничительных законопроектов ничего не ясно

Новая культурная политика России — издавать противоречащие друг другу указы. Минкультуры и мэрия Москвы не могут договориться, можно ли ходить горожанам в театр и кино. И хотя вопрос культурного досуга так и остался вопросом, зато появилось огромное поле для размышлений о том, как чиновники себе воображают горожан 

Почему Россия проиграла президентские выборы в Молдавии

Россия потерпела очередное за 2020 год поражение на постсоветском пространстве. Однако если в прошлые разы Кремлю еще как-то удавалось минимизировать ущерб, то нынешний проигрыш грозит Москве большой войной — или большим позором

Как будущее России приняло образ бункера

О подготовке к ядерной войне в Кремле стали говорить так буднично, деловито и обстоятельно, будто речь идет об обычной зимовке. Еще недавно лучшие умы страны искали «образ будущего», и ничего, кроме ракет, видимо, так и не нашли.

Почему пенсионная реформа оказалась на грани провала

Как выяснила Счетная палата РФ, пенсионная реформа не достигла тех показателей, на которые рассчитывали разработчики. В правительстве и ПФР, разумеется, винят в основном пандемию. Однако напрашивается вывод о том, что пенсионная реформа не просто испытывает трудности, но оказалась на грани провала не только и даже не столько из-за китайского коронавируса

Как одна исповедь изничтожила акциониста Павленского

Бывшая жена и соратница Петра Павленского Оксана Шалыгина выпустила книгу о своих отношениях с художником-акционистом и фактически пересказала ее содержание в интервью. Колумнист «Сноба» Карен Газарян задается вопросом, будет ли кому-то легче от исповеди Оксаны, и считает, что тексты Шалыгиной нивелировали тонкую грань между частной жизнью художника и его творчеством, фактически изничтожив работы Павленского

Что Байден грядущий нам готовит?

Если администрация Джозефа Байдена сможет занять Белый дом, то политика США в отношении России изменится. Вопрос в том, в какую сторону. Пробьет ли очередное дно или оттолкнется от нынешнего?

Лучшее

Что ждет мир после коронакризиса

Разговоры о том, что после 2020 года мир никогда не станет прежним, возникают не на пустом месте. И поскольку любой кризис значительно ускоряет уже проявившиеся на момент его начала тенденции, обостряет существующие проблемы и противоречия, прогнозировать, к чему все это приведет, вполне реально

К чему приведет признание экоцида преступлением против человечности

Угроза оказаться на скамье подсудимых в Гаагском трибунале может привести к глобальному сокращению промышленного производства и очередному разрушительному кризису. Который будет сопровождаться товарным дефицитом, гиперинфляцией, нормированным распределением, а может и вовсе вылиться в слом доминирующей в мире социально-экономической и политической организации общества

Почему эйфория от выборов в США долго не продлится

Чуда, в которое готовы были поверить участники рынков по всему миру, не случилось. Серия биржевых крахов, о которых предупреждали ведущие американские инвестиционные банки в случае неопределенности с результатами выборов в США, все еще висит над инвесторами

Зачем Россия все простила Лукашенко

С Александром Лукашенко бригада российских телепропагандистов разговаривала расслабленно — как будто бы белорусский президент уже «поплыл» и готов наконец платить за оказанную поддержку интеграцией или активами.

Почему Кремль заинтересован в либерализации Белоруссии

Белорусское государство должно срочно выходить из политического тупика, в котором оно оказалось после прошедших в стране президентских выборов. И наименее опасным для государства вариантом является политический компромисс

Почему опыт Лукашенко важен для Кремля

Исход политического противостояния в Белоруссии пока неясен. Но Владимир Путин уже сейчас может сделать — и сделает — для себя несколько важных выводов

Почему власти столь непоследовательны в отношении «масочного режима»

Пока нас пугают «второй волной коронавируса», Роспотребнадзор подготовил новые правила работы учебных заведений с 1 сентября. Многим они не понравятся. Тем временем в Москве проводятся рейды в магазинах и метро с целью заставить людей носить маски — и многим это не нравится еще больше. Так что делать: заставлять или расслабиться?

Чем станут хабаровские протесты для России

Массовые митинги в Хабаровском крае — идеальная иллюстрация пословицы «Что посеешь, то и пожнешь». Акции протеста — это следствие неадекватной политики федерального центра, непонимания региональной специфики, закостенелой пропаганды и отсутствия реальной оппозиции в стране.

Удастся ли Путину не упустить «исторический шанс»

Владимиру Путину выпал наконец исторический шанс — окончательно решить жилищный вопрос в России. Здесь для президента есть, конечно, понятный азарт, но вот означает ли «решение жилищного вопроса» с точки зрения власти его настоящее решение — это совсем неясно

Когда Европа откроется для граждан России

Как только европейские страны стали открывать границы, часть россиян, привыкших проводить отпуск не на Черном море, стали надеяться, что летний сезон или, по крайней мере, «бархатный» еще не совсем потерян. Стоит ли надеяться и верить?

Почему российская власть не хочет видеть роста бедности

Попытка чиновников оспорить очевидное влияние кризиса на доходы населения вызывает серьезные сомнения в компетенции сотрудников профильного экономического ведомства и окончательно подрывает доверие к официальной статистике

Кто за все ответит, или Где найти козла отпущения

Почему дело, заведенное в отношении Ивана Сафронова, — не уникальное, а одно их тех, что стоят в ряду нападок на журналистов. И общее у этих дел — максимальная непрозрачность следственных действий, которая говорит о значимом кризисе в обществе

Актуальное

Почему Путину не поможет «ручное управление»

Бурная активность на ниве стабилизации цен с далеко не очевидными последствиями отодвинула на второй план действительно серьезную проблему падения реальных располагаемых доходов населения, которая может стать серьезным тормозом для восстановления российской экономики

Зачем ЦБ цифровой рубль

Никакой конфиденциальности цифровой рубль не предполагает. Чтобы верифицировать операции, Банку России потребуется иметь постоянный доступ к информации о каждом кошельке. Более того, ЦБ при желании сможет отследить все перемещения каждого цифрового рубля.

Почему процесс в Петрозаводске не имеет отношения к борьбе с педофилией

Процесс над Юрием Дмитриевым очень хотят представить обычным наказанием семейного насильника. Это не так. Вне зависимости от того, насколько глава карельского отделения «Мемориала» виновен в инкриминируемых ему деяниях

Почему Кремль не волнует мировая реакция на отравление Навального

Власти Германии официально заявили, что Алексея Навального отравили ядом из той же группы, что и «Новичок». Ущерб для международной репутации России вроде бы очевиден — но власть не обращает на это внимания.

Почему вся страна следит за судом над Михаилом Ефремовым

Завтра гособвинение должно запросить наказание для Михаила Ефремова, обвиняемого по делу о смертельном ДТП. Почему за этим судебным процессом следят все и при этом никого не волнует будущий приговор, размышляет Карен Газарян

Почему Кремль боится санкций США и не боится Евросоюза

Страны ЕС не смогли договориться о единых санкциях против белорусского руководства. Для Владимира Путина это отсутствие внутриевропейской солидарности — еще одно доказательство факта, что неуступчивость в отношениях с Евросоюзом работает

Публичный образ Лукашенко по системе Станиславского

Психофизикой в актерско-режиссерской среде обычно называют совокупность явлений, которая происходит с актером по мере того, как он вживается в роль. Кинокритик Юрий Богомолов размышляет о психофизике Лукашенко как с подтекстом, так и в контексте его явления народу с ребенком в бронежилете и со стволом

Кто отравил Алексея Навального?

В обществе гуляет несколько версий того, кто виновен в отравлении Алексея Навального. Однако дискуссий между сторонниками разных вариантов не получается, ведь большая часть из них рассматривает ситуацию однобоко

Как девочка-подросток становится мишенью ФСБ

Страх кремлевских старцев перед современной реальностью формирует репрессивную машину против тех, кто привык жить по правилам цифровой эпохи. Именно так подростки, заглянувшие из любопытства на «неблагонадежную» страницу, могут встретиться лицом к лицу с государством, отправляющим за ними своих чекистов

Почему белорусский режим не пал под напором толпы

Больше двух недель белорусы выходят на массовые акции протеста против фальсификации итогов президентских выборов, требуя ухода Александра Лукашенко. В минувшие выходные на улицы Минска снова вышли, по некоторым данным, более 100 тысяч человек.